Поиск: 
     
   Регистрация   
 
 
 
Подарочный сертификат
Подари безопасность своим близким, любимым и родным..
Доставка в любую точку города.
 
 

По программе "Мастер-Парковка"

 
 

По программе "Азбука вождения"

 

 

График формирования групп

По программе "Управление автомобилем в критических ситуациях" (зима – лёд)

(контраварийная подготовка).

Главная / Пресса о нас / Путь Воина. Жизнь и судьба...

Газета «Автомаркет+ спорт» 10 марта 2006г. Путь Воина. Жизнь и судьба автогонщика.

 
«Почти всякий человек подобен сосуду с кранами,
наполненному живительною влагою производящих сил»
Козьма Прутков. Плоды раздумья.
АРНОЛЬДОВА СИЛА
Есть у меня старый друг — интеллигент, умница, прекрасный инженер. Хоть и не истинный ариец, но отличный семьянин. Сын у него растет. Как и ваш покорный слуга, мой друг — человек, как бы это полегче выразиться, «с животиком». Короче говоря, если честно, физически ленивый тип... И вот как-то раз зашел я к другу вечером буднего дня, а его супруга говорит: «Он занят. Пыхтит теперь каждый вечер. Ругается, если ему мешают». Я встревожился не на шутку, прошел в «пенаты» и обнаружил собутыльника лежащим на полу и отжимающим знакомую со студенческих лет штангу с двумя «блинами»... На мой вопрос товарищ поведал следующее. Посмотрели они «намедни» с сыном кино — что-то «про Арнольда Шварценеггера». И понимаете, какая штука, когда доблестный «Шварц» на экране победил всех подонков, стало вдруг моему другу стыдно перед сыном своим за себя — отца... Решил заняться собой, чтобы «не «Шварц», а он — родной отец, мог бы стать авторитетом для собственного сына. Но это были еще цветочки... Через месяц звонит мне и говорит: «Ты слышал что-нибудь про Центр высшего водительского мастерства?». Оказывается, на этот раз они с сыном ездили смотреть автокросс — местные гонки. Увидел, говорит, как проходили трассу отец и сын — Александр и Руслан Пушкари — наши знаменитые гонщики. Отец, говорит, пришел первым, сын — третьим, но как развивалась борьба! Теперь моему «дружбану» новый стыд глаза застит: мол, не умеет управлять автомобилем, ребенку ничего показать не может... Решил заниматься — поступить в ИЦВВМ пресловутый: меня вот зовет с собой, чтобы не стыдно было одному.
Ничего я товарищу не ответил, а сам углубился в размышления, пытаясь ответить на вопрос, — что же движет моим другом, и почему у него какой-то стыд вдруг перед собственным ребенком возник? Что это за сила такая, сила которую я мысленно назвал «арнольдовой»? Видимо, она, эта сила, зажигает душу человека к потребности развития, борьбы с внешними обстоятельствами, к активной жизни, к потребности, наконец, ставить цели и достигать их реализации! А ведь жизнь без постановки и достижения целей, это, видимо, уже растительное что-то? Брр-р-р... А я где? А я кто? Почему, к примеру, всем известный автоспортсмен Александр Пушкарь обладает этой «арнольдовой» силой? Ведь он воспламенил «холодное» сердце моего друга? Размышления мои перекинулись на гонщиков. Я, скептически относящийся к гонкам человек, как мне показалось, впервые стал понимать смысл этого занятия для настоящих мужчин. Ведь все так просто: человек сам когда-то воспламенился искрой «арнольдовой» силы и «горит как факел», воспламеняя идущих вослед пацанов. Да и не только пацанов... К примеру, зрелый мужчина, занявший второе место в пресловутом кроссе, между отцом и сыном Пушкарями, тоже был воспламенен когда-то этой самой искрой, и тоже, может быть, от того же самого Пушкаря! И еще я подумал, что у Пушкаря, как и у Арнольда, путь одинаковый — типичный ПУТЬ ВОИНА.
Через несколько месяцев судьба журналиста представила мне возможность познакомиться с Воином, Спортсменом и Отцом — Александром Алексеевичем Пушкарем. И поведал мне ВОИН о судьбе своей и жизненном пути, длиной почти в полвека. Появилась счастливая возможность разобраться и нам с вами, дорогие друзья, в вопросе о том, как и от кого, воспламенился не шуточный и не экранный герой, а человек, который живет рядом с нами, человек, который передал искру своего пламени в десятки юных и не совсем юных сердец...

 
ДЯДЬКА ОФИЦЕР
Трудно было «достать» Александра Алексеевича Пушкаря. И вовсе не потому, что он звезда автогонок, а потому, что он, как оказалось, старший офицер — подполковник Российской армии, заместитель командира по вооружению крупного воинского соединения. Человеком Пушкарь оказался мягким в общении. Как бы оправдываясь за отсутствие реакции на приглашение журналиста, говорил: «Вы понимаете — подневольные мы. Командование приказало — вперед. На ученьях я был в полевых условиях. Сейчас вот отпуск взял — в Читу на гонки собираюсь...». Договорились, что отвезет Александр Алексеевич меня к себе на базу, то есть, по-современному, «в конюшню» — там и интервью о судьбе состоится. В назначенный час подъехала темная Toyota Estima Lucida. Из машины вышел и махнул мне рукой типичный, я бы сказал, дядька-офицер — в бушлате цвета хаки, в серой военной шапке, в штанах с лампасами. Я вспомнил облик того Пушкаря, которого видел на гонках — такой «белый Дарт Вейдер» — в комбинезоне, перчатках и шлеме гонщика. Ничего общего. Залезли в «Люсиду», а там женщина, как оказалось, супруга Александра Алексеевича — Любовь.
 У Пушкарей были еще дела в центре и время «в растяжке». Решили начать интервью в кафе. Один из коллег меня предупреждал: «Скорее всего, из Пушкаря придется все клещами вытягивать. Молчаливый он мужик». Нет — не оправдалось. Хотя и интервью было до невозможности простым — я попросил нашего героя «рассказать судьбу»... Подполковник хмыкнул, улыбнулся и начал лаконично, без всяких «клещей» и «каленого железа», рассказывать свою долгую жизнь. Временами супруга офицера, Любовь, поправляла и уточняла: «Да нет, Саша, ты забыл — не так тут было...».
КОРНИ
Известные Пушкарю корни генеалогии восходят от станичного атамана Кубанского казачьего войска. Казаки, значит воины. Причем воины — все предки Пушкаря, поскольку все казаки! Тут я не ошибся в своих рассуждениях о пути. Отец гонщика — Алексей Васильевич Пушкарь, кубанский человек казачьего рода, профессиональный военный, всю жизнь прослужил начальником. Ныне — полковник в отставке. Был Алексей Васильевич, уже в отставке, председателем городского совета Общества Содействия Обороне Украины — ОСОУ — в городе Феодосия (аналог и приемник ДОСААФ) — начальником местной автошколы. Увлечен Пушкарь - старший и автоспортом — организовывал соревнования разных уровней, вплоть до чемпионата Украины по автокроссу! Понятно стало, откуда посев, и в какую почву упало зерно — не «придорожной травой» вырос наш знаменитый гонщик. Пушкарь говорит, что все уровни авторитетов для него заканчиваются наивысшим — Авторитетом Отца. Отец — высшая инстанция, даже сейчас — для подполковника Пушкаря, ведь отец и по званию старше до сих пор.
Сам Александр Алексеевич Пушкарь родился в 1959 году в городе Николаеве, на Украине. Пацаном переехал с родителями в Феодосию — по новому месту службы отца. Здесь, у Черного моря, прошли самые дорогие годы детства. Очень любил море, любил рисовать морские пейзажи. Родители, видя увлечения ребенка, отдали Сашу в детскую художественную школу. Школа размещалась в доме-музее Ивана Айвазовского, знаменитого живописца — романтика морской стихии. Пушкарь говорит, что и сейчас узнает любую из работ великого мастера в любое время дня и ночи, — часами бродил в детстве у полотен Айвазовского. Однако море морем, а сам Александр любил рисовать машины и мотоциклы, позже даже мечта такая была — стать автодизайнером. Тем не менее, когда десятилетнего Сашу Пушкаря взрослые дяди спросили, кем он станет, когда вырастет, наш герой, не задумываясь, ответил: «Начальником автомобильной службы дивизии! Как папа!». Вот так — лирика лирикой, а служба службой. Когда Саня был шестиклассником, произошло ключевое событие — отец купил авто — «Запорожец» ЗАЗ-968. Это было настоящее «пацанское счастье». Естественно, «запор» был освоен нашим героем «вдоль и поперек». Именно с «шестиклассного» возраста Александр Алексеевич считает себя «крепко сидящим за рулем»! А еще в Феодосии была своя команда по мотоболу, тренировки которой любил наблюдать отрок Пушкарь, это было доступно, потому что тренером команды был друг отца — В. Тарасов.

 

 

 
АЛЬМА МАТЕР И РОК-Н-РОЛЛ
Через два года после появления «Запорожца», когда Саша закончил восемь классов, семья переехала на Дальний Восток — в Уссурийск. Это было опять новое место службы Пушкаря - старшего. В семье появилась новая машина — ВАЗ-2101. Понятно, что «копейка» (впрочем, тогда эти машины так никто не называл) стала новым полигоном Пушкаря-младшего. Кроме автомобильных увлечений, к этому времени наш герой «в полный рост» подвергся «тлетворному влиянию Запада на нашу молодежь» — рок-н-ролл, «Битлы», «Ролинги» и электрогитара. Кто от этого спасся в те годы — не знаю, мне лично не удалось. Короче говоря, на Дальний Восток Саня Пушкарь прибыл уже законченным бас-гитаристом. И как началось, так и по сей день не кончается: играет и поет Пушкарь и в наши дни. Окончив школу, Александр Пушкарь поступил в Уссурийское Высшее Военное Командное Училище автомобильных войск. В училище вокально-инструментальная деятельность Пушкаря приобрела еще больший размах, — здесь была вполне приличная группа, в которой Саня занял солидный пост басиста. Вспоминает, что коллеги по ансамблю считали его «технарем» и сваливали на него все проблемы по ремонту эстрадной аппаратуры. Вздыхает: «Эх, сколько я шнуров перепаял тогда.». С особой теплотой вспоминается друг и тезка — руководитель того ансамбля Саша Фадеев. Это был парень, который умел играть абсолютно на всех инструментах, сочетая малосовместимые вещи — был прекрасным барабанщиком и одновременно замечательным пианистом, а точнее — клавишником. Поскольку вашему покорному слуге все это тоже было не чуждо, я задал конкретный вопрос — какой был у Пушкаря аппарат? Алексеевич улыбается и произносит такие родные формулы: «Гитара была Musima, «усилок» — «Родина-1», колонки — «самопал» с венгерскими «толстыми» динамиками фирмы BEAG!». Еще Пушкарь сделал из магнитофона «Тембр» свой концертный ревербератор — это уже было, я бы сказал, научно-техническое творчество.
А что же автомобили? Еще с Феодосии Саша Пушкарь стал «мусолить» подшивки журнала «За рулем», который отец выписывал всю жизнь. В 70-е годы в СССР была сильная школа ралли, особенно отличались те мастера, которые выступали на машинах «АЗЛК». На страницах журнала подробно обозревалась спортивная жизнь раллистов. Кумиром курсанта Пушкаря стал мастер спорта международного класса — латыш Стасис Брундза. Это был действительно великий гонщик, принёсший немало славы Союзу. Пушкарь фанатично собирал всю информацию о своем кумире. Много позже, став гонщиком, Пушкарь удостоился чести попасть в один номер журнала «Автоспорт» с кумиром своей юности — Стасисом Брундзой. Собственно, никаких противоречий в жизни молодого Пушкаря и не было — музыка, это хобби, отдых, развлечение, а автомобили и автомобильное хозяйство — жизнь и работа. Учился наш герой не в каком-нибудь, а в автомобильном училище, и учиться ему было интересно, потому что это было его дело. Вспоминает, что в Уссурийском училище были по всем «вопросам» отдельные кафедры, например, Кафедра двигателей, и самая любимая Пушкарем — Кафедра ремонта автомобилей. Преподавательский состав был очень сильный — по-настоящему научили разбираться в агрегатах. Чем любил заниматься сам? И теорией, и практикой! Интересно, какой теорией? Ну, к примеру, любил сидеть и рассчитывать передаточные соотношения коробки передач и редукторов, получая (теоретически!) различные параметры трансмиссии. По моим скромным понятиям, расчеты трансмиссии — дело очень серьезное. Но ведь и учебное заведение не шуточное — высшее — по сути дела, оно выпускало автомобильных инженеров, только в погонах.

 
ЛЮДИ ГОСУДАРЕВЫ
Вот незаметно наш рассказ и подошел к годам зрелости нашего героя, к годам становления «не мальчика, но мужа». В 1981 году в жизни Александра Пушкаря имели место два важных, ключевых события. Первое: оканчивает училище, получает звание лейтенанта и назначение на службу за рубеж — в Венгрию — на должность начальника автомобильной службы инженерно-саперного батальона. Второе событие: женился на девушке из Феодосии. Тут нужно немного пояснить. Отец, Алексей Васильевич, закончив службу в Уссурийске, решил окончательно поселиться в приглянувшихся краях и уехал в Феодосию — туда, где были прожиты прекрасные годы и где было полно друзей и знакомых. Ну и — к морю! Окончив училище, молодой лейтенант Саня Пушкарь поехал в отпуск в уже родную Феодосию. Там, у моря, на танцах он встретил девушку, которую знал с детства... Ну, тут все прямо как в лучших романах: увидел другими глазами, все понял и сделал предложение. В 1982 году у Пушкарей родился первый сын — Руслан. Конечно же — тот самый, дорогие земляки, этого парня вы уже знаете и без меня. А у Пушкаря-отца шла нормальная военная карьера. В 1984 году повысился в должности — стал помощником начальника автомобильной службы танкового полка. В 1986 году капитан Пушкарь переводится на должность начальника автомобильной службы зенитного артиллерийского полка в Союз, под Иркутск — в поселок Чистые Ключи. С этого времени и по сей день, уже почти два десятилетия, Александр Пушкарь — наш с вами земляк.
Александр Алексеевич вспоминает, что «капитанские» годы в Чистых Ключах были очень и очень тяжелыми — работы «непочатый край», а рабочих рук нет. Трудно было понять, как можно провернуть огромный объем работ, когда полк кадрированный, то есть фактически «виртуальный», состоящий из запасников, которые живут «на гражданке». Но как-то справлялся. Будучи капитаном, получил должность начальника автомобильной службы дивизии. Именно в эти годы «стало свербить» о том, что нужен какой-то выход из ярма трудовых офицерских буден. Все чаще мысль крутилась об автоспорте... В один из отпусков, естественно в Феодосии, отец познакомил Александра с трехкратным чемпионом Украины по автокроссу Александром Сосновиковым. Это знакомство оказалось ключевым — впоследствии Сосновиков сыграл важнейшую роль в становлении Пушкаря как автоспортсмена. Кроме всего прочего, Сосновиков оказался и другом детства супруги Саши Пушкаря. Разговоры с А. Сосновиковым так повлияли на Пушкаря, что вернувшись в Чистые Ключи, Александр уже не расставался с мыслью об автоспорте. Почему-то опять как в детстве начал рисовать машины. Журнал «За рулем» проводил конкурс среди читателей — «Автодизайн-88». Пушкарь принял участие и нарисовал прелюбопытную однообъемную машину! По своему внешнему виду и компоновке автомобиль очень сильно напоминал нынешнюю Toyota Estima Lucida, ту самую «Люсю», которая много позже стала семейным авто Пушкарей. Когда Александр работал над компоновкой проекта «минивэна», жена Люба была «на сносях». Вскоре у «государевой службы человека» Александра Пушкаря родился второй сын — Алексей. Назван был в честь деда — Алексея Васильевича Пушкаря. Станет ли начальником автослужбы, как дед? Может быть, такой вопрос и был когда-то в голове родителя.

 
ПЕРВЫЕ ПРОБЛЕСКИ
Следующее ключевое событие в судьбе нашего героя не заставило долго ждать. В 1989 году капитан Пушкарь на военных складах случайно познакомился с Александром Геннадьевичем Каргапольцевым — офицером военной кафедры Политехнического института. Оба автомобилисты — разговорились. Пушкарь декларировал свое желание заняться автоспортом. Как оказалось, в нужное время, в нужном месте и, главное, тому, кому нужно. Майор Каргапольцев был энтузиастом автоспорта, организатором одной из первых гоночных команд и куратором Иркутского спортивно-технического клуба (ГСТК) ДОСААФ на ул. Омулевского. Через некоторое время после этой встречи Александр Геннадьевич подарил Пушкарю списанную из ГСТК машину ВАЗ-2102: «Бери. Делай!». Это было чудо! Каргапольцев был из тех посланцев судьбы, что встречаются в жизни человека только один раз. Александр Алексеевич, глядя внутрь себя, медленно говорит: «Да. Собственно автоспортсмена Пушкаря создал Каргапольцев. Он — Крестный Отец».
И начал Саша Пушкарь делать «двойку». Никаких понятий о гоночном авто еще не было. Мотор был самый обычный, капремонт делал в автосервисе — другого и не мыслил. Единственное отличие — амортизаторы и пружины более жесткие, спортивные. С машиной «ковырялся» целый год. В 1990 поехал на гонку в Ангарск. Но «первый выход из-за печки» не удался — медсправка оказалась просроченной, и к соревнованиям Пушкаря не допустили. Но то, что узнал от людей, перевернуло мировоззрение! Как оказалось, спортивная машина — это совсем не то, что обычная «жига» с настроенной подвеской. Летом поехал как обычно в отпуск — в Феодосию. У моря «присосался» к Александру Сосновикову. Вспоминает, что весь месяц ходил за ним по пятам с блокнотом в руках: расспрашивал, как делать спортивный автомобиль, и все конспектировал! Узнал очень многое: нужен другой распредвал — с измененными фазами, как переделать своими руками коленчатый вал, как сделать вентилируемые легкие поршни, как облагородить каналы впуска и выпуска в головке блока, как перестроить карбюратор, как сделать новые клапаны большого диаметра, легкий маховик. В общем, прошел целый теоретический курс моторного тюнинга у настоящего специалиста, создавшего своими руками не одну «божью коровку» багги.
Вернувшись домой, за основу для изготовления гоночного «инжина» взял новый мотор ВАЗ-2105. С августа 90-го по январь 91-го работал над двигателем. В феврале выехал на первую гонку в Ангарск. В багажник положил ящик из-под боеприпасов, загрузив его силикатным кирпичом — в качестве балласта. В гонке лидировали все ангарчане, первым был уже известный мастер — Сергей Киренский. Александр Пушкарь пришёл шестым. Это была первая «ласточка» в спортивной жизни гонщика Пушкаря — он понял, что необходимо упорно работать, а успех в принципе достижим! Начал постоянно тренироваться — все свободное от службы время. Прошло два года — побед не было. В 1993 году, летом, впервые принял участие в горной гонке в Слюдянке, на этой же машине ВАЗ-2102. О, чудо! К вершине добрался третьим! Стал призёром. Это уже результат! Первые места опять заняли именитые ангарчане. Осенью этого же года поехал на гонку в Братск. Братская команда в то время была одной из сильнейших, — клуб финансировался алюминиевым заводом. В Братске все места достались братчанам. Пушкарю вообще никакого результата добиться не удалось — впереди были переднеприводные машины, и здесь он понял, что «двойка» — вчерашний день.

 
ВОСХОЖДЕНИЕ
Что делать? Новую машину нужно, а средств нет. Стал Александр Алексеевич искать спонсора. Ходил на ИркАЗ к генеральному директору, но поддержки не получил. В январе 1994 года на свои средства купил кузов ВАЗ-2108. Начал собирать машину. По запчастям, как говорится. Очень было трудно. Собирал «с миру по нитке». За год боевую «восьмеру» собрал. Даже дифференциал с блокировкой удалось купить. Зимой принял участие на новой машине в ледовой гонке у ледокола «Ангара» — занял третье место! Этой же зимой пригласили на ралли, организованное Сергеем Киренским. Ралли было круто задумано. Легенду получали за пять минут до старта. Трассы никто не знал. Как оказалось, нужно было с Голоустненского тракта по лесным дорогам пробраться на Якутский тракт и вернуться в город. После одного из КП машина Пушкаря не завелась, в результате в призеры попасть не удалось. Штурманом в ралли у Пушкаря был толковый молодой парень — Константин — сын хорошего знакомого гонщика, Алексея Корзуна. В общем, опыт был совершенно новым и интересным. На вопрос, понравилось ли участие в ралли, Александр Алексеевич смеется: «Не понравилось: в тайге и без болельщиков».
В ноябре 94-го — снова Братск — этап «Кубка Сибири». Здесь впервые Пушкарь увидел знаменитого гонщика Белобородова и других «великих» из города Кемерово. Что примечательно — на этой спортивной «восьмере» Пушкари всей семьей с пацанами поехали в Братск на гонку. Ну, представляете? Табуретки между трубами каркаса безопасности — и вперед! Сама гонка — разочарование. Не помнит, девятое или десятое место занял. В разговорах с братскими и кемеровскими гонщиками понял, что у него уровень совсем не тот, что нормально подготовленная гоночная «восьмерка» тянет из кармана гонщика до 30 тысяч долларов! Нужно тратить и тратить деньги, которые негде взять в таком количестве, либо уж все бросить. К лету скопил $700 «кровных» и поехал в Феодосию в отпуск, оттуда «рванул» в Москву за запчастями для «гонки». Из Москвы привез огромную сумку с «железом» — почти все детали купил в Зеленоградском автомотоклубе, почти все отечественных производителей, и потому недорогое. Много деталей для двигателя, а самым главным был полный «конструктор» шестерен для спортивной коробки передач с «коротким рядом». Не было только распредвала. Тут супруга гонщика Люба добавила существенную деталь к рассказу: «А мне за это лето только один фен купил, да и тот такой, что через день сгорел».
Начал наш Алексеич опять полный цикл работ по машине. Помогал гонщику-офицеру один толковый солдатик из собственной части. Пока удалось собрать работающую коробку, раз 50 вдвоем с солдатиком клали «восьмеру» на бок.
К зиме машина была готова. У нее уже имелись практически все необходимые атрибуты настоящей гоночной, но в более «бюджетном» варианте, чем у мастеров, конечно. В декабре 1995-го Александр Пушкарь отправился на гонку в Улан-Удэ. Туда прибыла знаменитая Братская команда со своими дорогими автомобилями. На первых же заездах стал легко опережать всех, лидируя с большим отрывом. Преимущество было настолько значительно, что, как говорит, «обнаглел» и стал «заигрывать» с лидерами первого эшелона. Занял 1-е место! Это было впервые в жизни — высшая ступенька пьедестала! Пришло понимание: мотор удался! Он был точно лучше, чем у всех остальных спортсменов. Летом 96-го года решился впервые попробоваться в автокроссе в Омске, где сильнейший местный состав и должны были участвовать знаменитости уровня страны. Вспоминает, что во время организационных мероприятий на стадионе увидел на трибунах большое количество важных людей в белых рубашках и галстуках, дрогнула плебейская мысль: «Кто я такой? Куда я попал?». Скрепя сердце набрался смелости. В классе D1 вышел на лучшее время! Второе место занял С. Удод, а 3-е — А. Фабрициус. Это были великие мастера кросса, имена которых у всех на слуху. Тогда никому не известный Пушкарь даже не мог себе представить, что почти с легкостью обойдет этих мастеров. В полуфинале у «восьмеры» Пушкаря сломался привод! Однако с последнего ряда утешительного заезда пришел первым! Попал в последний ряд финала — шансов, как казалось, почти не было. На трассе мокро — грязища, а резина обычная шоссейка. На финальном этапе грязью залепило радиатор — температура поползла вверх. Подумал: «Ну все — греется, буду сходить с трассы». Из-за фонтанов брызг и столбов пыли не видел почти никого вокруг, каким идет — тоже не знал. Мотор продолжал греться. Решил сойти с трассы, остановился. Вдруг с боку кто-то подбегает и кричит: «Ты чего встал, давай гони — четвертым идешь!». Ударил «по газам» — будь что будет! В итоге — четвертое место на «Кубке Сибири».
 
 
НАСТОЯЩИЕ СПОНСОРЫ — СЕРЬЕЗНЫЕ ПОБЕДЫ
После Омского выступления к Александру Пушкарю стали относиться везде серьезно — и на малой, и на большой Родине. С 1996 года гонщику постоянно стала помогать солидная иркутская фирма «Гефест», имевшая бизнес запчастей. Многое из «железок» помогли приобрести гефестовцы. Памятником (смеется) этому сотрудничеству служит кузов «восьмерки», на которой сейчас выступает Руслан — он был куплен в «Гефесте» в 1997 году. В 1997 году Пушкарь уже чувствовал, что «накачал мышцы», и решил замахнуться на «Кубок России». Тем более, что друзья-гонщики — Владимир Добровольский (неоднократный призер кубка России) и Ирина Софиева, с которыми познакомился еще в 1995 году в Братске, не давали покоя — звали в Москву. Решил ехать на соревнования уровня страны. Но как? На какие средства? Гоночную машину нужно как-то везти в подмосковный Дмитров через всю страну в качестве багажа.
Незадолго до этого, в силу обстоятельств, как говорит Пушкарь, познакомился в Шелехове с Юрием Симоновым — профессиональным камазистом. К тому времени у Юры был уже хороший собственный бизнес, связанный с трансфертом продуктов питания в Иркутскую область с Алтая. В Шелехове Юра ремонтировался на одной из баз АТП, где они и познакомились с Пушкарем. Когда Симонов узнал о том, что Пушкарь «замахнулся на Россию», то ни с того ни с сего, как сказал последний, предложил ему воспользоваться его «фурой» для перевозки машины в Дмитров. А время уже поджимало. Разговор был в выходные, а гонка — в следующую субботу. Это значит, что машина должна быть в Дмитрове в пятницу вечером. В понедельник стало ясно, что у Юриного КАМАЗа неисправна коробка передач. Естественно, что наш герой мысленно попрощался с гонкой. Однако Юрий Симонов успокоил: «Успеем!». Через три часа работы на КАМАЗе была исправная коробка передач! Погрузили «восьмеру» в фуру. Для перегона через всю страну было всего четыре дня! Пушкари, как обычно, всей семьей уехали вперед. В пятницу вечером ситуация «стала прозрачной»: все собрались в гостинице, и Ирина Софиева, утешая почти безутешного Пушкаря, сказала: «Крепись, товарищ. Посмотришь гонку как зритель — ничего особенного». В этот момент Руслан, смотревший в окно, сказал: «Белый КАМАЗ приехал — может, это наш?». Алексеич, не помня себя, «слетел» вниз на лифте, а в парадный уже заходили камазисты...
В тот раз в Дмитрове Пушкарь стал шестым. Говорит, что это было не главное. Главным героем той «России» был Юра Симонов! С того времени и навечно стал Юра Симонов по прозвищу Борода лучшим другом нашего героя — Алексеича. И не только лучшим другом, но и главным спонсором — ведь оплачивать прогоны «фуры» по стране «простой советский» офицер Пушкарь не мог. Кстати, к примеру, «на круг» на провоз «восьмеры» в Дмитров и обратно в 2004 году вышло около 140 тысяч рублей. Ну а что «Россия»? Да никуда она не делась: через несколько лет Пушкарь занял второе место в D2, а в 2004 году стал чемпионом сразу в двух классах!
И еще одна славная строчка в летописи доблестного Бороды вспомнилась. В 1998 году решил Александр Алексеевич съездить на Чемпионат Черного Моря в Веселовку близ Тамани («самый скверный городишко», по словам классика литературы). На эти соревнования Александра давно приглашал отец. Погрузили «болид» в фуру фирмы Бороды, а сами поехали на «Люсе» (Toyota Estima Lucida). КАМАЗ отпустили вперед, а сами решили заехать в Омск — встретиться со знакомыми гонщиками. Прибыли Пушкари в Омск, а ребята им говорят: «Гонку в Тамани отменили». Что за чертовщина? КАМАЗ-то уже неизвестно где. Приехали на Черное море — все побережье в цветных спортивных машинках, как на картинке. Приехал и КАМАЗ Бороды. Как оказалось, гонки будут через месяц в Феодосии. Что делать? Позвонил Бороде. И что же? Оставил Юра КАМАЗ на море больше чем на месяц — не везти же «восьмеру» обратно! Пушкарь говорит: «Не только текущие затраты, но и упущенная прибыль Бороды — мой неоплатный долг».
А гонки? Победа в Феодосии. Затем победа в Гуково. Это был как раз август 98-го: грянул «дефолт», цены сменились, домой в Иркутск едва доехали. А в ту пресловутую Веселовку Пушкарю удалось попасть только в 2000 году. Тогда там одновременно проходили «Кубок России», «Кубок Черного Моря» и «Чемпионат города Москвы», да-да, чемпионат Москвы под Таманью... Здесь у нашего героя глаза загорелись. Вспоминает, было 30 машин из 22 городов. В классе D1 «мы заняли» Первое Место! Характерно, что стартовал с 3-го ряда среди «кучи знаменитостей». Восемь кругов догонял лидера соревнований из Твери, но догнал и перегнал. А в финале были почти одни сибиряки!

 
И НАКОНЕЦ...
В 2002 году Александр Алексеевич решил — нужно технически развиваться. Во-первых, не хотелось упускать победы в полноприводном дивизионе, во-вторых, хотелось мотор еще лучше: мысль была про OPEL. Полноприводную «восьмерку» удалось купить «по случаю». Победы были громкие тогда: в Дмитрове, в D1 — первое место, в D2 — второе, вслед за самим А. Фабрициусом. В Гуково, в D2 — второе место, в Смоленске — опять 1-е место. По итогам года — 2-й. В этом году Александр Пушкарь стал МАСТЕРОМ СПОРТА.
2004 год Пушкарь считает самым счастливым годом своей спортивной карьеры. В этом году в Дмитров впервые повез Руслана. Наконец-то, поставил на «восьмеру» мотор OPEL, как раз к этим соревнованиям. Тут тоже Борода приложил руку — познакомил с немцем, через которого заказали спортивный распредвал для «Опеля». Обошелся в 1000 евро. С этим мотором Александр Пушкарь стал первым в D1. В этих же соревнованиях Руслан Пушкарь стал третьим в D2. После первого места в D1 при старте полноприводного класса расслабился и врезался в отбойник, прозевав старт. Очень ярко, по словам мастера, после переднеприводной машины на 4WD чувствуется недостаточная поворачиваемость — стал догонять «остальную свору», постепенно вырвался вперед и увидел «корму» Руслана. На завершающих кругах получилась зрелищная гонка отца и сына. И в D1, и в D2 отец был первым, а сын — третьим.
Собственно, вот и показали мы всю судьбу гонщика. Весь ПУТЬ ВОИНА! Теперь за старым воином в полный рост поднялся и молодой рыцарь — Руслан. Так и должно быть: за старым «Джедаем» идет молодой «Скайвокер». Напоследок прошу Мастера рассказать о важном — о друзьях и спонсорах. Первый спонсор, которого провозглашает Пушкарь, — Борода. Это ГЛАВНЫЙ СПОНСОР. Это ДРУГ и ЧЛЕН КОМАНДЫ. Он НЕПРЕХОДЯЩ! Остальные спонсоры — преходящи. Первым спонсором был «Гефест». С огромной благодарностью Александр Алексеевич Пушкарь отмечает помощь Вячеслава Левина, менеджера фирмы «Гефест». Очень помогла с поиском коммерческих спонсоров Ольга Зайцева — ведущая телепрограммы «Автомикс», огромная ей благодарность. Пушкарь вообще считает, что если бы не Ольга, то кроме Бороды и не было бы больше у него спонсоров. С 1997 по 2000 год сотрудничали с двумя солидными спонсорами — ИнтерАвто (поставщик з/ч) и ВостСибРОССО (страховая компания). Последняя компания была главной опорой А. Пушкаря в организации горной гонки в Слюдянке в 2000 году — ВостСибРОССО предоставила главный приз соревнований — автомобиль УАЗ. Далее, в течение долгих пяти лет главным спонсором гонщика был знаменитый АкТех. Перед этой фирмой Александр Алексеевич, как он заметил, в глубоком поклоне благодарности снимает шляпу! В нынешнем году главным спонсором стала опять ИнтерАвто. Генеральный директор
ИнтерАвто Вячеслав Болдин выделил на финансирование «конюшни» 150 тысяч рублей в год. Еще как одного из спонсоров Александр Алексеевич упоминает Галину Вакульскую, она специалист в области полиграфии, помогает в оформлении кое-каких немногочисленных информационных материалов команды Пушкарей, а также ездит болеть на гонки даже в другие города! Очень тепло Пушкари отзываются о давнем друге и энтузиасте автогонок — Александре Мутовине.
 
Люба говорит: «Я всегда радуюсь, когда Саша Мутовин едет с нами на гонки — он очень веселый человек, с ним легко и радостно». Такие люди, как Мутовин, тоже в принципе спонсоры, они — спонсоры духовные!
Наша газета никогда спонсором Пушкаря не была, но все же он сказал, что «Автомаркет» ему очень близок. И что особенно приятно, Пушкарь отмечает нашего ушедшего коллегу, говорит: «А лучше Андрея Помазкина про гонки никто не писал! Он даже в фуре Бороды ездил в дальние поездки, чтобы получить фактический материал».

 
КОНЮШНЯ
Под впечатлением долгого рассказа гонщика о пути выхожу на улицу. Снег! Сегодня День Святого Валентина и пурга — блеклый диск Солнца проглядывает через снежную пелену над Старым Ангарским мостом. Идем к «Люсиде». Пушкарь рассказывает: после того как поездили на гонки всей семьей на ВАЗе и на «Карине», увидел в 98-м году «Люсю» на рынке в Рабочем и понял — вот она, наша семейная машина. А эта «Люся» в семье Пушкарей уже вторая. Я вспомнил, как недавно меня прокатил по городу один из знакомых гонщиков. Было страшно, я даже обругал того парня. Ну, думаю, мужайся, несчастный, сейчас до Шелехова тебя промчит ЧЕМПИОН! Сели, поехали... В «Люсиде» у Пушкаря просторно и уютно. Удивительное спокойствие. Появилось чувство надежности. А в чем дело-то, собственно? Ах, да! За рулем не гонщик, а весьма солидный ДЯДЯ ОФИЦЕР! На перекрестках Пушкарь старается пропустить всех «злых». Удивительно, но пока мы ехали до Шелехова через тьму гололедов, не было допущено НИ ОДНОГО СКОЛЬЖЕНИЯ «Люси». Я подумал: «За рулем СТАРЫЙ ДЖЕДАЙ».
А вот и «конюшня» — заезжаем на территорию АТП. Подъехали к боксу с надписью «Motorsport» на серых воротах. Пушкарь говорит: «Вот она — обитель. Обходится нам в 10 тысяч рублей в месяц». Внутри просторно. В глубине стоят белые спортивные машины — всем известные «болиды» отца и сына Пушкарей. Чисто. Из глубины закоулков большого гаража начинают появляться какие-то таинственные обитатели, все машут руками и кричат: «Алексеич, Алексеич...». Всем что-то нужно от этого человека. Алексеич говорит: «Да погодите вы. Видите, у нас корреспондент!». Тут зазвонил телефон. Алексеич говорит: «Да. Да. Поздравляю! Нет, нет — я очень люблю замполита! Нет. У меня сейчас корреспондент. ДА, ТАК МОЖНО И ПЕРЕДАТЬ — ЗАМПОЛИТА Я ЛЮБЛЮ!». Сунул телефон в карман и оправдывается: «Сослуживцы отмечают День Святого Валентина, а я откололся вроде как». Я представил, как где-то в этот момент группа солидных офицеров, сидя за ящиком, застеленным газетой, чокнулась фляжками или манерками, наполненными «реактивом Иванова», и мысленно рассмеялся. Пушкарь жестом пригласил меня куда-то наверх. Гляжу — под потолком гаража-цеха остекленная будочка-конторка и крутая лесенка вверх. Пушкарь говорит: «Там уютно, можно посидеть — поговорить».
Залезли «на вышку», по пути я сфотографировал «конюшню» с высоты «птичьего полета». Только расположились за столом, вдруг по лестнице «вкатывается» круглый такой мужичок, забавный, в мохнатой кепке, прямо «шишок» какой-то... Пушкарь представляет: «Володя Маханов. Работник этого АТП. Практически член нашей команды. Без его помощи туго бы нам пришлось. А еще он возглавляет группу поддержки — вот сейчас в Читу с нами на гонку поедет!». А лесенка опять заскрипела. Чувствую, какой-то огромный человечище надвигается сзади... Точно. Алексеич говорит: «Знакомьтесь — это Руслан, мой сын». Пользуясь, случаем, задал «ребенку» хитрый вопрос: «Какие методы воспитания в отношении него использует отец?». Руслан поднял брови, почесал затылок и, улыбаясь, сказал: «А никаких!». Я недоверчиво хмыкнул и сделал удивленное лицо. Руслан ответил серьезно: «Просто он — пример. Смотрю, как поступает отец, и сам воспитываюсь». Тоже мне сказал и сам Алексеевич еще утром в Иркутске, вспоминая об авторитете своего отца — Алексея Васильевича. Не успели мы закончить разговор о воспитании и преемственности поколений, как «на вышку» ввалился... Кто бы вы думали?
Широко и лучисто улыбающийся человек, с шапкой «матерщиной», сдвинутой набекрень, сел за стол совещаний и сказал: «Ну и что вы тут думаете, дорогие мои?». Пушкарь - старший показал мне на него пальцем и сказал: «Это тот самый Юра — Борода!». Я поинтересовался, про что вопрошал Юра, и мне ответили: «Готовимся к поездке в Читу. Транспортирует нас как обычно Борода! Вот о готовности и вопрошает». Борода произвел на вашего покорного слугу неизгладимое впечатление. Таких людей я называю «батарейками», потому что от них окружающие заряжаются положительной энергией. Где бы ни был, в какие бы обстоятельства ни попал, человек-батарейка излучает! И тут, в «каморке», стало светлее как-то, когда вошел веселый Юра...
Ну а вообще-то, если честно, в «конюшне» у Пушкарей неинтересно как-то. Чисто — почти по - больничному, пустовато, фотографировать нечего. Даже в мастерской, где Пушкарь и соратники занимаются ремонтом двигателей, у них как в сестринской, в больнице. Главное здесь не железо, а люди! И последняя деталь. На заднем стекле «болида» Александра Пушкаря я заметил надпись «СибВО». Спросил об этом. Пушкарь говорит: «Остепенился. Решил воздать, наконец, главному спонсору моей жизни! Тем более перед поездкой в столицу округа. Вон и Руслану тоже посоветовал». Я посмотрел на машину Пушкаря-младшего и увидел большую надпись: «ГИБДД г. Шелехов» (Руслан — офицер ГАИ). Путь Воина не потерян во времени: Алексей Васильевич, Александр Алексеевич, Руслан Александрович. «А что у вас Алексей? Каким путем?» — спросил я вдруг, спохватившись о младшем из Пушкарей. «Алеша тоже весь в отца удался», — говорит Алексеич и, утвердительно кивнув головой, продолжает: «Очень любит музыку — поет, даже довольно долго профессионально выступал как вокалист в эстрадном коллективе. А учиться в ВУЗ поступил на менеджера по рекламе. Таким вот путем». Вторая ипостась Отца отразилась и третья тоже! Когда мы прощались, Александр Алексеевич подарил мне на память диск — они с сыном поют старые хиты 70-х лет: все записано в домашней студии. Вот какая штука в природе существует — семейный ВИА Пушкарей. Ну вот, на преемственности поколений, пожалуй, и можно закончить наш рассказ о пути героя. Успехов вам, дорогие читатели, на ПУТИ ВОИНА! Конечно, если это ваш путь...
Тимофей МИТИН


 

 

Наши координаты:

Иркутск, ул. Поленова 18"А" офис 301 

Время работы офиса: пн - пт. с 10.00 - 18.00

Телефоны: (3952) 56-02-51

                      (3952) 99-04-80  

                      (3952) 68-88-90

(на карте города)

Написать письмо          icvvm@mail.ru

 

В вашем браузере отключена поддержка Jasvscript. Работа в таком режиме затруднительна.
Пожалуйста, включите в браузере режим "Javascript - разрешено"!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.
Вы используете устаревшую версию браузера.
Отображение страниц сайта с этим браузером проблематична.
Пожалуйста, обновите версию браузера!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.